Рыбхоз плывет к прибылям

26.10.2015
Так случилось, что у директора ОАО «Рыбхоз «Солы» Сморгонского района Марии Бурак сразу после отпуска рабочей выдалась ночь, а не день. В районе началось половодье, и надо было вовремя заманить воду в рыбоводческие пруды. К концу осени рыба из них вылавливается. Пруды спускаются и чистятся. Весной их опять нужно наполнить. Основная надежда на талые воды. 



В этом году зимой хоть и снега было много, но большая вода так и не порадовала.

А ведь от этого зависит их «урожай»: будет большая вода – будут и возможности для выращивания карпа, толстолобика и белого амура. В «Солах» разводят только травоядную рыбу. Четыре года назад пробовали завести форель, но попытка не удалась – этот вид рыбы трудно уживается в одних водоемах с карпами. 

Встречая меня после бессонной рабочей ночи, Мария Павловна посетовала: уровень воды в прудах и речке Ошмянке поднялся всего на пол суток, а потом снова вошел в стандартные параметры. 

Директор ОАО «Рыбхоз «Солы» Сморгонского района Мария Бурак – единственная в республике женщина, возглавляющая рыбоводческое предприятие, одно из двух, сработавших в прошлом году с прибылью.

А ведь семь лет назад, когда она дала согласие возглавить коллектив, многие удивлялись ее решению. В рыбхозе сплошные убытки, задолженности по зарплате, кадровый голод, люди увольняются, даже транспорт приходилось заправлять за личные деньги. Как выбраться из долговой ямы? 

Те, кто ближе знал Марию Павловну, вообще недоумевали. Ведь меняла она работу рыбовода-консультанта в Литве (в соседнюю страну ее пригласили как опытного специалиста в рыбоводстве) со стабильной и высокой по нашим меркам зарплатой на руководителя убыточного хозяйства. И только она сама да еще муж Александр Иванович знали, как тяжело далось ей решение вернуться на прежнее место работы, но уже в новой должности. 

Она же рассчитывала только на себя. Знала свое основное качество – раз взялась за дело, выполнит его со всей ответственностью. 

Оканчивая биологический факультет БГУ, Мария никогда не думала, что попадет в Солы. Как и у всех ее однокурсниц, у нее было одно желание – только бы не в деревню распределиться. Вначале так и вышло: несколько лет работала учителем биологии в четвертой школе в Сморгони. 

– А потом, когда в семье появилась дочка, главным стал квартирный вопрос, – вспоминает Мария Павловна. – В рыбхозе тогда 16 новых домиков построили, заселяли работников. Да и предложенная мне работа – начальником лаборатории – понравилась. Так и стала я, выросшая в райцентре и боявшаяся деревни, сельской жительницей. 

Теперь без своих Сол она жизни не мыслит. И без своих прудов. Вдоль по улице Речной, где стоит ее дом, до ближних прудов рыбхоза – несколько десятков метров. 

– Если ехать на пруды, наш дом никак не пропустишь. Получается, я все время на работе. Даже среди ночи, чуть свет проезжающей машины проскользнет по окнам, я уже на телефоне. Звоню сторожу: не браконьеры ли?

Есть браконьеры, которые на наших прудах порыбачить хотят. Некоторые договориться пытаются, а есть и такие, которые открыто угрожают.
Случай, когда в рыбхозе «Грицево» соседнего Молодечненского района браконьеры убили директора, очень взволновал Марию Павловну. Тем более, погибшего она знала лично. Взволновал, но не напугал, не заставил снизить дисциплину. 

На работе, рассказывает Мария Павловна, большую часть времени приходится ходить в резиновых сапогах, а когда в рыбхозе путина, в технологическом процессе задействованы все – и директор, и рыбаки, и рыбоводы. 

Путина у рыбоводов недолгая – всего четыре месяца отлавливают рыбу. Товар капризный и деликатный, «доплыть» в торговую сеть он должен живым. Поэтому ежедневно из рыбхоза отправляются в три близлежащих райцентра – Островец, Сморгонь и Ошмяны – специальные автомобили с живой рыбой. Торгуют рыбоводы сами. 

Еще несколько лет назад именно эти четыре месяца и приносили в кассу рыбхоза деньги. Все остальное время приходилось только тратиться – покупать корма, личинки, рассчитываться за электроэнергию. 

Несколько лет назад рискнули и теперь в специальном пруду «хранят» рыбу, которую вылавливают и зимой, и весной. Поэтому даже в эти весенние дни в Сморгони можно увидеть машину с рыбой. Самый ходовой – карп. Из него ведь не только жареные и запеченные деликатесы научились делать. Сама Мария Павловна призналась, что ее домашние больше всего любят клецки из карпа и засоленную рыбу. 

Еще одна статья дохода, которая помогла сольскому рыбхозу выплыть из убытков, – продажа личинок, из которых потом вырастают взрослые рыбы. Пока мы беседовали с Марией Павловной, ее телефон не умолкал. С просьбой продать материал для размножения обращались не только руководители рыбхозов, но и фермеры, занимающиеся разведением рыбы.

Пока все вопросы реализации товарной рыбы и личинок курирует руководитель. Говорит, с теми объемами, которые они производят, специальная маркетинговая служба не нужна. В 2012 году произвели 120 тонн товарной рыбы. Шесть лет назад – 22 тонны. Но это не предел. С технологией рыбоводства Мария Павловна знакомилась в Израиле во время рабочей поездки. И услышала, что на ее прудах можно производить за год до 1000 тонн рыбы. К этому теперь и стремится, хотя для этого много нужно сделать. 

Рыбхоз «Солы» известен с 1928 года. Тогда местный пан выращивал в прудах рыбу, которой торговали в Сморгони и даже в Вильнюсе. Последняя реконструкция на прудах была в 80-е годы прошлого столетия. Теперь Мария Бурак считает, что необходима еще одна. Если же производство рыбы увеличится, нужно будет искать рынки реализации. Не исключено, что и в Вильнюсе. Для этого рыбоводам надо сертифицировать свою продукцию на рынки Евросоюза. А наряду с толстолобиком, белым амуром и карпом в сольских прудах планируют разводить стерлядь.
Комментарии (0)Просмотров (437)